13 апреля 1204 года

..Горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! ибо в один час пришел суд твой.

Из «Откровений Иоанна Богослова»

В среду на шестой неделе великого поста войска крестоносцев под предводительством маркиза Бонифация Монферратского овладели Константинополем, столицей Византийской империи. Взятию города предшествовали два штурма, 9 и 12 апреля, в результате которых 30 тысячное войско крестоносцев сломило оборону города с миллионным населением. Впервые за почти тысячелетнюю историю город, столица великой империи, подвергся варварскому разграблению, длившемуся три дня. Робер де Клари, один из активных участников штурма Константинополя, так пишет о доставшейся крестоносцам добыче: «С сотворения мира, — говорит он, — не было видано и не было завоевано такого количества добычи, такого благородного, такого несметно богатого, ни во времена Александра, ни во времена Карла Великого, ни прежде того, ни после того; и я никак не думаю, чтобы в сорока самых богатых городах мира было бы столько сокровищ, сколько нашли в центре Константинополя. И греки свидетельствовали, что две трети сокровищ всего мира были в Константинополе, а треть рассеяна по миру». Так закончился четвертый крестовый поход, ставший самой позорной страницей в истории крестоносного движения, религиозного порыва охватившего европейские нации в XI-XIV веках.

Первоначальной целью крестового похода, провозглашенного папой Иннокентием III, был Египет, владения султана Малека ал-Адиля, который в тот момент был основным оппонентом крестоносцев на Востоке и представлявший основную угрозу их владениям. На протяжении всей истории крестовых походов Египет и Сирия были основными центрами мусульманского сопротивления ервопейской экспансии на Востоке. Государства крестоносцев, основанные после чрезвычайно успешного первого крестового похода были фактически зажаты между Сирией и Египтом и вынуждены были жить в условиях постоянной войны. Захват Египта мог надолго обезопасить тылы крестоносцев, дать им возможность закрепиться на завоеванных территориях.

Центром сбора крестоносного ополчения была выбрана Венеция, многочисленный флот которой должен был сыграть решающую роль в предстоящем крестовом походе. Согласно распространенной среди историков версии, египетский султан щедрыми подарками и обещаниями торговых льгот склонил венецианского дожа Энрико Дандоло отказаться от первоначального плана.

Ситуация осложнялась накопившимися противоречиями между Византийской империей и европейскими державами. Торговые интересы набирающей мощь Венецианской республики пересекались с византийскими. Упоминавшийся ранее дож Венеции Энрико Дандоло в молодости, будучи отправленным в качестве посланника к византийскому двору, был ослеплен по приказанию императора Мануила Комнина. Этот прискорбный факт, следует полагать, не сделал дожа добрее и не пошел на пользу развитию отношений между государствами. Но, опираясь только на собственные силы, Венеция не могла думать о противостоянии с Византией. Нужны были силы гораздо более внушительные, чтоб сдвинуть крестоносное ополчение в сторону Византии. Вскорости представился удобный случай.

После падения династии Комнинов, на визнтийском престоле утвердилась династия Ангелов. Однако под узурпаторами трон всегда непрочен. В 1195 году император Исаак Ангел, свергнувший Андроника Комнин (тоже между прочим узурпировавшего престол своего племянника), был отстранен от власти своим братом. Он был ослеплен (таковы были традиции византийских дворовых переворотов) и заключен вместе со своим сыном. Позже царевич бежал из под стражи и, объявившись в Риме, огласил свои претензии на византийский престол. Партия войны с Византией воспользовалась этим предлогом и поддержала царевича Алексея. Германский король Филипп Швабский был женат на дочери Исаака Ангела, сестре царевича и поэтому активно поддержал идею крестового похода против Византии. О влиянии Филиппа Швабского на организацию крестового похода косвенно свидетельствует тот факт, что возглавил его маркиз Монферратский, традиционный союзник германских императоров в северной Италии. Когда Бонифаций Монферратский прибыл в Венецию, участь Византии была решена.

Все складывалось таким образом, что христианское воинство, собравшееся ради войны с неверными, должно было выступить против христианского государства. Более того, поскольку у крестоносцев не хватало средств, чтобы оплатить венецианцам их расходы, связанные с транспортировкой войска морем, было принято решение платить услугой за услугу. В качестве оплаты проезда крестоносцы обязались захватить для Венеции торговый город Задар (Зара), находившийся во владениях венгерского короля (тоже между прочим христианского правителя). Этот город мешал торговым интересам Венеции, составляя ненужную ей конкуренцию. Город был взят штурмом и разграблен. После этого крестоносные силы направились прямиком к Константинополю, к стенам которого прибыли в конце июня 1203 года.

Четвертый крестовый поход

Поначалу никто в Константинополе не воспринимал всерьез угрозу, нависшую над городом с почти миллионным населением. Византийскому императору Алексею III удалось собрать 70 тысячное войско, которое укрылось за крепкими стенами. Существенным недостатком в обороне города, большая часть крепостных стен которого омывалась водой, было отсутствие флота. Когда-то великая морская держава – Византийская империя в последние столетия практически утратила собственный флот, предпочитая в критических случаев прибегать к услугам флотов других государств.

Византийский император не использовал собственное численное превосходство, знакомство с местностью и наличие крепких городских укреплений для активного противодействия крестоносцам. Напротив, он отдал инициативу противнику. 5 июля крестоносное войско высадилось всего в нескольких километрах от города. Визайнтийская армия, собравшаяся на берегу, даже не попыталась предотвратить высадку противника. Упоминавшийся ранее Робер де Клари так описывает этот день: «..Когда эскадра подошла к берегу и греки, которые отступили назад, увидели, что крестоносцы сошли на землю, то были повергнуты в сильное смятение. А ведь это были те самые люди, эти греки, которые взялись защищать берег и которые похвалялись перед императором, что пилигримы никогда не ступят сюда, пока они, греки, находятся здесь. Выехав из юиссье (судно для перевозки кавалерии; оно имели открытые двери над уровнем ватерлинии, у кормы, в которые заводились лошади), рыцари тотчас начали преследовать этих греков, и они гнали их вплоть до какого-то моста, который был на краю города; на этом мосту были ворота, через которые греки бежали в Константинополь».

Ключевым узлом обороны города была бухта Золотой Рог, вход в которую преграждала огромная цепь. Цепь тянулась от Акрополя (от башни Кентенарий) в Перу к Галатской башне. Механизм, регулировавший положение цепи, был устроен таким образом, что ее натягивали и отпускали со стороны города, а в Пере она была наглухо присоединена к башне. Галатская башня была хорошо укреплена и оборонялась наемниками, преимущественно норманнами (англы и датчане), составлявшими знаменитую “варяжскую” гвардию императора, наиболее боеспособную часть византийского войска. Штурм этой башни мог потребовать от крестоносцев намало усилий, при том, что обороняющиеся имели возможность получать из города подкрепления. К несчастию, ситуация разрешилась в пользу крестоносцев благодаря роковой случайности.

Рано утром, на следующий день после высадки крестоносного войска, защитники Галатской башни решились на вылазку. Вот что пишет Жоффруа дэ Виллардуэн по этому поводу: «..те, кто находился в башне Галата, и те из жителей Константинополя, которые прибыли к ним на подмогу в баржах, произвели вылазку; и наши люди схватились за оружие. И в лагере прозвучал клич и со всех сторон сбежались наши люди; и они храбро отбросили их назад, так что весьма многие были там убиты и взяты в плен. И были такие, которые не вернулись к башне, но помчались к баржам, на которых они приплыли; и многие утонули там, а кое-кому удалось спастись. Тех же, которые повернули к башне, находившиеся в лагере преследовали по пятам, так что они не успели запереть ворота. И там, у ворот, разгорелся большой бой и наши силой отняли у них ворота и взяли их. Многие были там убиты и взяты в плен». Цепь была разрушена и корабли крестоносцев вошли в гавань. Крестоносцы расположились лагерем недалеко от Влахернских ворот, на холме возле монастыря Космидион, который крестоносцы называли «Замком Боэмунда», в память о том, что во время Первого крестового похода, в этом монастыре располагался отряд Боэмунда Тарентского.

В течение нескольких дней осажденные предпринимали неоднократные вылазки, пытаясь застать крестоносцев врасплох. Виллардуэн пишет: «...греки не оставляли множества попыток предпринимать вылазки то через эти (Влахернские), то через другие ворота; и они совершали их так часто, что 6 или 7 раз на дню всей рати приходилось браться за оружие. И у них не было возможности отходить от лагеря в поисках провизии далее, чем за четыре арбалетных выстрела; и провизии было очень мало, за исключением разве что муки и солонины; да и из этого получали мало, а свежего мяса и вовсе не было, если не случалось, что у них убивали лошадей; и знайте, что для всего войска было у них съестного на три недели».

В середине июля крестоносцы решились на штурм. Штурм был предпринят одновременно с суши и с моря. Попытка взять город штурмом с суши была отбита обороняющимися, однако венецианцам, атаковавшим с моря, удалось захватить несколько башен на крепостных стенах. Они подожгли город, чтобы помешать защитникам отбросить их с захваченных городских укреплений. Это был первый и самый малый из трех пожаров, инициированных крестоносцами в Константинополе. Оценив ситуацию, император Алексей III вывел армию из города, намереваясь атаковать лагерь крестоносцев, чем вынудил венецианцев оставить захваченные башни и присоединиться к основным силам крестоносцев. Это был переломный момент осады. Робер де Клари говорит о том, что «когда французы увидели себя таким образом окруженными кольцом этих боевых отрядов, они сильно устрашились и тоже построили поэтому свои отряды, но образовали всего семь отрядов из 700 рыцарей, а больше у них и не было; да и из этих 700 рыцарей 50 были пешими».

Однако сражение не состоялось. После долгого противостояния, византийская армия отступила обратно в город. Хотя возможности для обороны были отнюдь не исчерпаны, а положение крестоносцев было наоборот затруднительно и ухудшалось с каждым днем, император Алексей III ночью бежал из города, оставив в нем свою жену и детей. Императором был вновь провозглашен Исаак Ангел, который разделил трон со своим сыном, цесаревичем Алексеем. Так завершился первый этап четвертого крестового похода.

Падение Константинополя
Хотя с восстановлением на троне Исаака Ангела исчезла политическая причина похода, крестоносцы не спешили возвращаться по домам. Они требовали с византийского императора, вновь обретшего престол, оплатить все их издержки, связанные с военным походом, а также обещанные цесаревичем Алексеем дивиденты. Исааку Ангелы были предъявлены к оплате непомерные суммы. До этих пор крестоносцы оставались под Константинополем.

Присутствие крестоносцев резко негативно воспринималось местным населением. Эта ненависть соответственно проецировалась и на императора, настроенного к ним лояльно. Используя настроения народа, Алексей Дука, по прозвищу Марцуфл (что значит «нахмуренный»), осуществил в конце января 1204 года дворцовый переворот. Исаак и Алексей Ангелы были схвачены, помещены в темницу и там, впоследствии, умерщвлены. Провозглашенный императором Марцуфл развил бурную деятельность по укреплению города и организации сопротивления крестоносцам. Однако все его действия носили пассивный характер, генеральное сражение так и не состоялось, инициатива по-прежнему была в руках крестоносцев. Все сводилось к мелким стычкам, в которых крестоносцы неизменно выходили победителями.

В марте 1204 года предводители крестоносцев подписали тайное соглашение, определяющее будущий раздел Византийской империи:
1. Константинополь должен был быть взят штурмом, над всей территорией города должен быть установлен контроль крестоносцев;
2. После захвата город должен быть предать разграблению в течение трех дней. Вся добыча должна быть сложена в одном месте и, впоследствии, разделена полюбовно. Три доли из добычи должны идти на погашение долга Венеции и удовлетворение обязательств царевича Алексея, четвертая доля — на удовлетворение частных претензий Бонифация Монферратского и других предводителей похода;
3. После взятия города будут организованы выборы нового императора. Император будет выбран 12 избирателями, по 6 от Венеции и Франции;
4. Избранный император получит четвертую часть территории всей империи. Оставшаяся территория империи будет поделена поровну между венецианцами и французами. Император получит в свое владение дворцы Буколеон и Влахернский дворец;
5. Сторона, представитель которой не стал императором (крестоносцы разделяли себя на французов и венецианцев), получит в свою власть церковь св. Софии и право на избрание патриарха;
6. Чтобы гарантировать сохранение завоеванных территорий, крестоносцы обязуются прожить год в Константинополе после его захвата;
7. Из представителей обоих сторон соглашения в числе 12 человек будет создан совет, который будет осуществлять распределение ленов между всеми участниками похода;
8. Те крестоносцы, что желают получить лены, должны будут дать императору вассальную присягу. От этой присяги, впрочем, был освобожден дож Венеции.

Первый штурм был предпринят 9 апреля 1204 года. На этот раз крестоносцы решили ограничиться только атакой крепостных стен с моря, в двухкилометровой области от Влахернских ворот до монастыря Евергета. Однако сопротивление обороняющихся был столь яростным, что большинство кораблей крестоносцев даже не смогло приблизиться к берегу. Штурм прекратился лишь с наступлением вечера, крестоносцы вынуждены были отступить, бросив те немногие осадные орудия, что удалось высадить на берег у осаждаемых стен. В крестоносном войске началось брожение. Одни предлагали сменить направление штурма, другие вообще предлагали отказаться от идеи осады Константинополя и отправиться по домам. В конечном итоге было принято решение провести повторный штурм 12 апреля.

Штурм, предпринятый 12 апреля был роковым для греков. Примерно до полудня греки успешно отражали атаки крестоносцев. В полдень, благодаря счастливому стечению обстоятельств и отчаянной храбрости нескольких рыцарей (Робер де Клари говорит, в частности, о рыцаре Андрэ де Дюрбуазе) крестоносцам удалось захватить несколько башен и закрепиться на них. Это позволило организовать высадку крестоносцев в этом районе. Дальнейшую участь осаждающих решил случай. Крестоносцам удалось обнаружить заложенный камнями проход в стене. Под градом стрел и камней крестоносцам удалось расчистить проход и некоторым наступавшим удалось проникнуть внутрь укреплений. Несмотря на то, что проход был чрезвычайно мал, а количество прорвавшихся было крайне невелико (Робер де Клари, находившийся в их числе, говорит о том, что «их было не более десятка рыцарей, но с ними было еще около 60 оруженосцев и все были пешими»), греки не предприняли каких-либо попыток их опрокинуть. Наоборот, «те, которые были на стенах или вблизи этого места, увидели их, они были охвачены таким страхом, что не отважились оставаться в этом месте и покинули большую часть стены, а потом побежали кто куда». Марцуфл, видя что сложилась критическая для обороны города ситуация, тоже не предпринял каких-либо действенных шагов, хотя располагал значительными резервами. Прорвавшаяся внутрь города горстка крестоносцев воспользовалась нерешительностью и беспомощностью обороняющихся и разломала ближайшие ворота, открыв доступ в город основным силам крестоносцев. Но продолжить наступление и углубиться в город крестоносцы не решились. Вместо этого они подожгли его, устроив ужасный пожар, уничтоживший большую часть города. По словам Виллардуэна «..город начал гореть, и пламя стало бурно распространяться, и огонь пылал всю эту ночь и весь следующий день до самого вечера. И это был третий пожар в Константинополе с той поры, как франки пришли в эту землю. И сгорело домов больше, чем их имеется в трех самых больших городах королевства Франции».

В ночь на 13 апреля Марцуфл бросил на произвол судьбы защитников города и бежал из Константинополя через Золотые ворота. Ночью горожане провозгласили новым императором Федора Ласкаря, зятя бывшего императора Алексея III. Он обещал организовать сопротивление крестоносцам, но не найдя поддержки среди горожан, был вынужден также бежать из города. Утром 13 апреля, практически не встречая сопротивления крестоносное войско вошло в город и приступило к его разорению.

Итогом захвата Константинополя стало упразднение Византийской империи. На ее осколках возникло сразу несколько государств. Крестоносцы на завоеванных территориях создали Латинскую империю, Федор Ласкарь стал императором Никейской империи, а на востоке потомками династии Комнинов была провозглашена Трапезундская империя, другой потомок Комнинов основан Эпирский деспотат на севере Македонии . В обход тщеславному Бонифацию Монферратскому, чьего усиления не желали венецианцы, императором Латинской империи был провозглашен Боэмунд Фландрский. Годом позднее в результате поражения в битве с болгарами при Адрианополе, он попал в плен, где и умер. Созданное им государство просуществовало до 1261 года, когда потомки Федора Ласкаря практически без боя вернули себе Константинополь и восстановили Византийскую империю. Впрочем, эта новая Византийская империя была лишь жалкой тенью прежней. Последующим императорам так уже никогда и не удалось восстановить былое могущество государства. С каждым последующим годом под натиском соседей территория страны уменьшалась, пока в 1453 году Константинополь не был опять взят штурмом, турецким султаном Мурадом II.

Размещено в: Анналы

Оставить комментарий