22 апреля 1915 года

На западном фронте, в районе города Ипр, германским командованием была проведена первая в истории войн, газовая атака. Против англо-французских войск был применен хлор, отравляющие свойства которого были давно известны химиками. В течение нескольких минут на участке фронта, протяженностью около 6 км, было выпущено 180 тонн ядовитого газа. В первые же часы число погибших от действия хлора достигло по разным оценкам от 3 до 5 тысяч человек, еще 10 тысяч человек получили отравления разной степени тяжести. Целая дивизия была уничтожена моментально, за несколько минут. Эффект от применения нового типа оружия был настолько ошеломляющим, что каждая из участвующих в войне сторон активно включилась в гонку химических вооружений. Травили своих противников удушающими газами не только Германия, но и Франция, Англия и даже Россия.

Причины начала химической войны следует искать в том ситуации, в какой оказалась германская армия после провала плана Шлиффена. К концу 1914 г. Германия исчерпала возможности для проведения крупномасштабных наступательных действий на западном фронте. После сражения на Марне, фронт протяженностью более 700 километров стабилизировался. Вдоль всей линии фронта тянулись две непрерывные линии траншей, одна против другой, оплетенные рядами проволочных заграждений. Обе стороны прикладывали усилия по наращиванию оборонительных сооружений – создавались дополнительные траншеи с разветвленной линией ходов, строились бетонные доты и блиндажи. Прорвать такую эшелонированную линию обороны силами пехотных соединений было практически невозможно. Каждая из сторон искала пути преодоления наступательного кризиса и применение отравляющих газов представлялся им как один из возможных путей его разрешения. Известно, что вопрос использования химического оружия рассматривался не только Германией, но и Францией. Идея, что называется «витала в воздухе», первыми нанесли удар немцы.

Отцом-основателем химической войны принято считать химика Фрица Хабера, руководителя Института физической химии и электрохимии имени кайзера Вильгельма. Один из крупнейших ученых своего времени, предложивший способ синтеза аммиака из воздуха, Хабер находился в дружеских отношениях с такими светилами науки, как Альберт Эйнштейна или Макс Планк. Когда началась война, Хабер, исполненный романтического патриотизма, был одним из тех ученых, что предложили военным свои услуги. Он видел в применении отравляющих газов способ изменить положение на фронте. Хабер был убежден в том, что применение удушающего газа гораздо гуманнее, чем артобстрелы, поскольку газ не причиняет противнику страшные ранения, а успех достигается исключительно за счет психологического эффекта. Фриц Хабер считал, что применение химического оружия приведет союзников к мысли о необходимости заключения скорейшего мира.

В свою очередь германское руководство было настроено крайне скептически к тактическим возможностям отравляющих веществ. Именно их настороженным отношением можно объяснить те крайне скудные результаты, что были достигнуты в результате первого применения отравляющих газов. С самого начала применение ядовитого газа под Ипром рассматривалось военным руководством Германии как средство уничтожение живой силы противника, а не как тактическое средство прорыва обороны.

Решение о применении газа против англо-французских сил было принято еще в начале 1915 года. Для атаки был выбран участок фронта, образующий выступ, в районе города Ипр. Первоначально планировалось выпустить газ на юго-западном участке выступа, непосредственно на английские позиции. С немецкой стороны этот участок занимал XV корпус. Примечателен тот факт, что командованию XV корпуса было предписано рассматривать данную операцию исключительно как испытание нового типа оружия. Особо указывалось, что «всякая мысль о широкой операции около Ипра совершенно не отвечает намерениям главного командования». Подготовка к газовой атаке заняла несколько недель и была окончена к 10 марта. Командование ожидало обещанный метеорологами южный ветер до 25 марта, после чего было принято решение изменить место атаки на северный участок Ипрского выступа. При этом командованием 4 армии не было предпринято каких-либо шагов по усилению резервами корпусов, в районе Ипрского выступа, в зоне действия которых планировалась газовая атака. Не были созданы условия для развития тактического успеха, который мог быть достигнут в результате применения отравляющих веществ.

Ипрское сражение
К 11 апреля на 6 километровом участке было вкопано порядка 6 тысяч газовых баллонов, наполненных хлором. Однако потребовалось еще почти две недели для того, чтобы дождаться подходящего направления ветра. Газ был выпущен в 17 часов 22 апреля, одновременно с артиллерийским обстрелом из тяжелых орудий. В 17-30 немецкая пехота поднялась из окопов и перешла в наступление на позиции англо-французских войск. Чуть позже огонь открыла и немецкая полевая артиллерия.

Основной «удар» газового облака пришелся на расположение французской Алжирской дивизии. Вначале медленно плывущее желтое облако вызвало у французов удивление и недоумение. Но когда облако достигло французских траншей, и появились первые жертвы, началась паника, переросшая в беспорядочное бегство. Один из очевидцев так описывает увиденное: «Лица, руки людей были, глянцевого серо-черного цвета, рты открыты, глаза покрыты свинцовой глазурью, все вокруг металось, кружилось, борясь за жизнь. Зрелище было пугающим, все эти ужасные почерневшие лица, стенавшие и молящие о помощи…»
Наступавшие вслед за облаком немецкие части практически не встречали сопротивления. Исключение составляли участки, где действие газа было минимальным. Так, например, ожесточенный бой разгорелся в районе дороги Пелькаппеле — Сен-Жульен, где немцам пришлось столкнуться с канадскими частями, не затронутыми газовой атакой. Однако беспорядочное отступление французских частей, приведшее к тому, что Сен-Жульен был оставлен, создало угрозу окружения для, продолжавших оборонятся, канадцев. В штаб французского командования непрерывно поступала противоречивая информация. Сначала считали, что правый фланг французских войск отошел к Пилькему. Однако позднее стало ясно, что Пилькем также оставлен французами. Фактически, участок фронта, шириной в 8 километров был брошен защищавшими его частями. Дорога на Ипр была открыта и неприятель мог беспрепятственно развивать наступление, пользуясь полной деморализацией обороняющихся. Однако наступление германских частей вскоре было приостановлено, они приступили к окапыванию. Англо-французские части использовали предоставленную им немцами передышку для подтягивания резервов и закрытию образовавшегося прорыва.

Крайне скудные результаты наступления на Ипрском выступе (наступательная операция продолжалась вплоть до мая месяца) можно объяснить следующими факторами. Германское командование с недоверием относилось к новому виду вооружений, каким являлись отравляющие газы, поэтому не связывало с его применением сколько-нибудь далеко идущих планов. По этой причине частям, участвующим в наступлении, не было выделено необходимых резервов, которые могли бы позволить развить полученный успех. Отсутствие действенных средств химзащиты в собственных войсках затрудняло их продвижение по территории, пораженной газами. Некоторые из источников говорят о том, что наступающие немецкие части сами страдали от действия хлора, поскольку не имели ни защитных масок, ни противогазов. Решившись на применение химического оружия, командование не позаботилось о том, чтобы снабдить эффективной защитой собственные войска.

В результате, успешно начавшаяся Ипрская операция, не смогла вылиться в полномасштабное наступление на Западном фронте. Дебаты о возможных вариантах развития этого наступления не утихают и до сих пор. Отдельные авторы склоняются к мысли, что наступление могло окончиться разгромом англо-французских войск и, впоследствии, к выходу Франции из войны. Однако война продлилась еще долгих три года. Спустя несколько недель немцы использовали хлор на Восточном фронте против русских войск. Хотя нашему командованию было известно о результатах применения боевых отравляющих веществ в ходе Ипрской операции, не было сделано никаких действенных шагов для того, чтобы подготовить войска к возможным атакам. Поэтому когда под Болимовом германцы использовали хлор, русские части оказались не готовы к этому. В отличие от Ипрской операции, прорвать линию обороны русских войск не удалось, хотя только отравленными наши войска потеряли порядка 9,5 тысяч человек.

Помимо всего прочего, Ипрская операция примечательна тем, что она ознаменовала начало химической войны, которая всеми ее участниками стала рассматриваться как универсальное средство преодоления наступательного тупика. Помимо газобаллонных установок, представляющих собой просто средство создания газовых облаков, позднее стали применять газометы, а также специальные снаряды, наполненные отравляющими веществами. Так в знаменитом сражении под Верденом было использовано более 100 тысяч подобных снарядов. От использования хлора очень быстро отказались, заменив его, сначала, фосгеном, а впоследствии горчичным газом. Примечательна следующая статистика, позволяющая понять кто чаще всего прибегал к помощи отравляющих веществ. За период с апреля 1915 г. по ноябрь 1918 г. немецкими войсками было произведено более 50 газобаллонных атак, англичанами 150, французами 20. Примечательно, что хотя первооткрывателями химической войны были немцы, преуспели в деле отравления себе подобных именно англичане, которые широко использовали химическое оружие в наступательных операциях.

Итоги химической войны ужасают. Общее количество отравленных достигло более миллиона человек, из них полторы сотни тысяч умерло непосредственно на поле боя. А Фриц Хабер после войны получил Нобелевскую премию в области химии, за открытый им способ синтеза аммиака. Жена ученого Клара Хабер, тоже химик, несколько дней спустя после боевого применения отравляющих веществ под Ипром, будучи не в силах жить с осознанием содеянного ее мужем, застрелилась из его служебного пистолета.

Размещено в: Анналы

Оставить комментарий