Рубен Давид Гонсалес Гальего “Белое на черном”

Обложка книгиПервый раз я прочитал эту книгу еще прошлым летом. Сначала в «Намедни» был показан сюжет про Рубена Гальего, человека, с детства оказавшегося в тисках ДЦП. Единственным работающим пальцем он настучал на компьютере биографическую книгу, получившую в 2003 году престижную для литераторов «Букеровскую премию». Потом в мои руки попала эта книга. Небольшая, всего в двести с небольшим страниц, карманного формата, с черно-белой обложкой. Сборник коротких (буквально в две-три странички) рассказов, каждый из которых бьет по мозгу подобно тяжелому молоту. Рассказы написаны простым языком. Гальего использует в тексте короткие предложения, но этот незамысловатый лаконизм разрывает душу сильнее, чем высокопарные философские экзерсисы маститых классиков.

Я думаю о том, что если дать всем взрослым на земле
много водки и колбасы, они будут добрые и все дети будут счастливы.

Читать книгу психологически очень тяжело. Книга на все сто процентов автобиографическая. Гальего рассказывает о своих годах, проведенных в многочисленных детдомах и домах престарелых. Рассказы представляют собой хронологически разрозненные истории из жизни, каждая из которых по своему самодостаточна. Я читал и не мог сдержать слезы. Прочитаешь рассказ и отложишь книгу. Казалось бы, почему? Гальего не ставит своей целью давить читателю на жалость или вызвать у него чувство сострадания. Нет, Гальего выступает в роли беспристрастного рассказчика. Он просто фиксирует на бумаге события и лица, рисует контуры картины, предоставляя читателю возможность самому эмоционально раскрасить ее. Книга Гальего своеобразный лакмус для человеческой души. Насколько вы способны к состраданию, к восприятию чужой боли, к чувству вины и ответственности? Если вы читаете книгу и первые несколько рассказов не вызвали у вас никаких эмоций, закройте ее. Эта книга не для вас. Вас уже не излечить. Ваша душа потерянна для этого мира.

Моя дочка лепит папу. Лепить папу легко. Проще, чем грибок. Нужно
раскатать две круглые лепешки пластилина. Две одинаковые лепешки, два колеса
инвалидной коляски.

Книга не случайно называется «Белое на черном». Читая книгу, испытываешь некий катарсис. Несмотря на всю тьму, черноту окружающего мира, автор акцентирует внимание прежде всего на светлых моментах, учит читателя радоваться тому немногому, что дано сейчас. Не сетовать на жизнь, или не данное тебе благо, а ценить то, что имеешь. В мире, где жизнь, само существование, это борьба, каждый прожитый миг, каждый шаг, каждый глоток воздуха – это уже чудо и дар свыше. И прожив еще один день, преодолев себя, ты можешь считать себя героем. Потому что быть героем легко. Порой, у тебя просто нет другого выхода.

Скачать электронную версию книги.

Вердикт: Книга для поколения, проливавшего слезы над фильмами «Белый Бим, черное ухо» и «Домино».

PS. Не в моих правилах выкладывать отрывки из рецензируемых произведений, но я действительно очень сильно хочу, чтобы вы прочитали эту книгу. Быть может, прочитав этот рассказ (один из многих в этой книге), вы захотите прочитать ее всю. Итак, рассказ “Офицер”:

Офицер.

В дом престарелых привезли новенького. Крупный мужчина без ног сидел на низенькой тележке. Уверенно огляделся и медленно въехал в помещение.
Сориентировался сразу, без подсказки. Не спеша объехал весь наш трехэтажный дом, помещение за помещением. Начал со столовой. Было время обеда.
Посмотрел, чем кормят, невесело усмехнулся, есть не стал. Поднялся на лифте на третий этаж—этаж смертников, отделение для доходяг. Без паники и суеты заглядывал в каждую комнату, не зажимал брезгливо нос, не отворачивался от правды. Увидел беспомощных стариков, неподвижно лежащих на кроватях, услышал стоны и крики. К вечеру вернулся в отведенную ему комнату, лег на кровать.
Хорошая комната на втором этаже. С одним соседом. На двери красивая табличка с надписью “Здесь живет ветеран Великой Отечественной войны”.
Нормальные условия для жизни. Можно три раза в день посещать столовую, есть то, что дают, по вечерам вместе со всеми смотреть телевизор. Положенная часть пенсии с лихвой покроет нехитрые потребности пожилого человека – сигареты, чай, печенье. Если захочется, никто и ничто не помешает покупать водку и пить ее на пару с соседом, вспоминать прошлое, рассказывать друг другу о том, какими они были раньше, как воевали и побеждали, всегда побеждали. Можно до тех пор, пока остаются силы в руках дотолкать свою тележку до туалета, пока рука держит ложку, пока хватит жизни ежедневно бороться за право считать себя человеком.
В тот вечер водки у них не было. Сосед попался добродушный. Уже смирившийся с казенной жизнью, тихий старичок весь вечер и половину ночи слушал рассказ новенького. Безногий четким командирским голосом подробно описывал всю свою жизнь. Но о чем бы ни начинал он рассказывать, все сводилось к одному—на войне он был офицером дальней разведки.
Офицеры дальней разведки. Проверенные, смелые бойцы, лучшие из лучших, самые-самые. Элита. Через минные заграждения пробирались они на вражескую территорию, уходили в глубокий тыл. Возвращались не все; те, кто возвращался, шел в тыл врага снова и снова. На войне как на войне. Они не бегали от смерти, ходили на задания, делали что прикажут. Смерть не самое худшее, что может случиться с человеком. Боялись плена – позора, унижения, беспомощности. Пленных и раненых в дальней разведке не было. По инструкции человек, замедляющий передвижение группы, должен был застрелиться.
Правильная инструкция. Смерть одного лучше смерти всех. Один убивал себя, остальные шли дальше—выполнять задание, бить врага. Мстить за свою страну, за погибших друзей, за того, кто добровольно ушел из жизни ради общего дела. Если ранение было настолько тяжелым, что солдат не мог застрелиться сам, рядом всегда был друг, вынужденный помочь. Настоящий друг, не трепло, не собутыльник или просто сосед по подъезду. Тот, кто не предаст, поделится последним куском хлеба, предпоследней пулей.
Офицер все рассказывал и рассказывал. Про то, как подорвался на мине.
Как просил друга: “Застрели”. Несчастный случай произошел недалеко от границы, друг дотащил его до своих, десяток километров – не глубокий тыл. Как боялся всю жизнь быть в тягость, работал в артели, шил мягкие игрушки.
Женился, вырастил детей. Дети хорошие, только не нужен им уже безногий старик.
А под утро офицер перепилил себе горло перочинным ножиком. Долго пилил.
Маленький тупой ножик. И ничего не услышал сквозь чуткий старческий сон его сосед-бедолага. Ни звука, ни стона.
Умер офицер дальней разведки. Умер правильно, по Уставу. Только не было рядом друга, настоящего друга, который выкурил бы с ним последнюю сигарету, дал пистолет и отошел тактично в сторону, чтобы не мешать. Не было друга рядом, не было. Жаль.

Размещено в: Список литературы

Ответов ( 8 ) «Рубен Давид Гонсалес Гальего “Белое на черном”»

  1. Lilith написал:

    Книга великолепная, хотя и очень грусная. Всем советую ее прочитать.

  2. доктар написал:

    хмммммммммммм, крупными каплями капают слезы..................

  3. Линка написал:

    Охотно верю,наслово,что книга потрясающая,но как то хочеться позитива.
    < Хочется позитива - смотрите передачи Петросяна (; - прим. автора >

  4. жимолость написал:

    читала до утра
    хорошая
    очень хорошая книга

    < Я бы сказал - просто замечательная. - прим. автора >

  5. Вовка написал:

    Прочел за день. Грустная, скорее правдивая. Жизнь. Написана понятно, просто. Не скажу, что прям захватило, но раньше такого типа книг не читал (да и прочел-то ее случайно). Вообщем, если есть 2-3 часа свободного времени – советую прочитать ).

  6. Gebels написал:

    Я незнаю, но помоему только за первый обзац этому парню стоит дать нобельскую премию! Прочитав эту книгу я понял одну очень важную вешь, что мне очень сильно повезло и это стоит ценить

  7. полина написал:

    в моей жизни все случайно. вот и на этот раз случайно прочувствовать на себе поразительно знакомую боль. я не инвалид. но душой- стопроцентный. в детстве мы ,ансамблем, давали концерты в доме престарелых.. читая эту книгу,я перенеслась намного назад. когда ребенком испытала то чувство,которое испытала,прочитав эту книгу.а что же из этого следует? следует жить... я замужем за здоровым человеком...но часто думаю о том,что, если бы все было иначе,я бы была в сто раз сильнее,чем сегодня...спасибо за книгу и за напоминания...

  8. Светлана Лит написал:

    То, что в этой книге описывается история человека с немощью ещё не является гарантией литературного произведения. Обыкновенное изложение тяжёлой жизни. Такого, к сожалению, полно и в нынешней жизни. Ничего особенного. Хотя не понравился уже откровенно анти-российские, наверное правдивые, высказываниЯ. Вообще советую всем прочитать двух-томник Советского рассказа. Вот где литературные шедевры!

Оставить комментарий